Лего 60033 фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере


фото 60033 лего

2017-10-19 05:36




- Владимир Владимирович, за что Вы любите Михалкова? - За усы. Они так здорово щекочут задницу.


Мужчина интересен своим будущим‚а женщина своим прошлым.






Тяжела ты, жизнь агента, Точно кованый сапог. Получил письмо из Центра И читаю между строк: -- Сколько можно бить баклуши? Дурака, мол, не валяй! Ты ж у нас глаза и уши. Как не стыдно! Ай-яй-яй. На экране разукрасят -- Аж противно самому. Молчаливый, как Герасим, Терпеливый, как Муму. Там моя с удачей дружба Даже школьнику видна. Ну а в жизни нашей служба И опасна, и вредна. Вот, к примеру, прошлым летом Нес секретный матерьял; Был я выпимши при этом И портфельчик потерял. А беда с бедой в обнимку -- Враг, заметив мой портфель, Тут же тиснул анонимку Шефу чуть ли не в постель. Написал об интеллекте И про то, что я алкаш. Мол, подобные субъекты Наш позорят шпионаж. Шеф зудел, как воспаленье: -- Я добром тебя прошу: Или пишешь заявленье, Или я приказ пишу. Путь агента не отмечен Дифирамбами газет. Постоянно местом встречи Назначают мне клозет. Сколько раз писал протесты, Унижался, лебезя! Отвечают: "Место встречи Изменить никак нельзя!" Что поделать -- оборона! Скажут -- сядешь на ежа. По ночам супруга сонно Мне бубнит из неглижа: "Снова шлялся по засадам? А зарплата -- стыд и срам!" И беру работу на дом, Остаюсь по вечерам.


Тут последнее время пошла фишка про котов писать, мол, какие они сволочи умные. Короче всем любителям животных посвящается. В году 1992, я решил устроить себе праздник души и устроился работать конюхом, в музее архитектуры и быта Пирогово, что под Киевом.. Был у меня начальник, Юрий Борисович, удивительный и разносторонний человек, так вот он поведал мне одну историю, а я ее вам. Тут же замечу, я верю ему полностью, так как сам видел, что они "умеют". Далее от его лица. Лет 10 назад я работал конюхом на Киевском ипподроме. Однажды к нам привезли молодого жеребца с конезавода, чтобы опробовать его, годится ли он для спорта или нет. (Для непосвященных замечу это обычная практика, когда с табуна выбирается молодой жеребец и везется на ипподром, если он показывается неплохие результаты, он остается в большом спорте, если же нет, то возвращается к себе в табун, для продолжения рода лошадиного). Как правило, лошади, попавши в новое место, чувствуют себя несколько потерянно, оно и понятно вместо родного табуна оказаться в деннике, размером 3х3. Этот же переживал особенно сильно, мне стало его жалко и я начал подкармливать его, то морковки куплю, то яблок, благо времена были советские, все дешево. Через некоторое время он ко мне настолько привязался, что я его водил без уздечки, а он шел за мной следом как собачка. Мы даже с ним играли, я его типа догонял, а он типа убегал, потом мы менялись ролями – я убегал, а он типа "старался" меня догнать. Однажды я поехал верхом в Голосеевский парк, и уже возвращаясь назад, тропинка проходила, как бы это сказать, через вытоптанный кустарник. Это было типа что-то зеленого ограждения. И мой жеребец уперся и стал как вкопанный – ты хозяин как хочешь, а я туда не пойду. Я его пытался убедить идти туда, даже слез походил сам показал ему, что тут не страшно и можно ходить (часто это помогает лошадям). А этот головой машет и не с места, я психанул и хлестанул его прутиком, который взял по привычке, и который имел больше моральный эффект, чем физический. Мой жеребей взвивается на задних ногах и бросается на меня, как это я посмел его ударить. Где-то на пол пути между точкой апогеи и землей где стоял я, он начал соображать, что же он такое делает, что я его любимый хозяин. Короче, он только зубами подержался за нагрудную пуговицу на моей рубашке. И тут его "заела" совесть, как же он мог такое сделать, и как любой нормальный человек он разрыдался, уткнувшись мне в плечо, слезы были в два ручья. А я стоял и жалел его. А потом мы ехали назад, он даже забыл, про тот кустарник. Такие вот они наши братья меньшие. Мерзкие, своевольные, но любимые...